Луук прошлого

С детства знакомый запах лука. Притащенная из магазина авоська, набитая им, пахла сыростью, пасхой, землей, также всегда присутствовал и легкий, сладковатый аромат луковой гнили. Лук редко когда был весь хороший. Сразу приходилось перебирать, что там «продавщица сунула». Найденные — кривые, мятые, мягкие на боках — осматривались. Совсем гнилые выбрасывались. Подозрительные — откладывались в сторону. В общем-то, и оставшиеся в «годных» были так себе. Разнокалиберные, кривоватые, с длинными бородками грязных засохших корней, с налипшими комками земли. Кое-какие зеленели сверху высунувшимися стрелками — уже прорастали. Отложенные, «из подозрительных», сразу шли в дело. («Самую дрянь надо съесть в первую очередь» — тот еще императив, в какой он ген впаялся, хрен избавишься). А некоторые ставились в стеклянные баночки или обрезанные пакеты из под молока, для добычи лукового пера. Чтобы небольшая луковица не проваливалась в пакет, из картона вырезалась специальная …

Дальше »

Рекламный мир

Проезжая в метель вечером по МКАДу можно заметить, что огромные, щедро подсвеченные, рекламные щиты кажутся висящими в воздухе порталами в другие миры. Возможно виной тому снегопад, скрывающий прочие детали рекламных конструкций, конечно же делает свое дело и освещение: в результате, на недоступной высоте над дорогой сияют и парят прямоугольные проходы в какие то совершенно фантастические параллельные вселенные. А там другая, другая, несравненно лучшая жизнь. Кажется, что наша метель, попадая туда, сразу же тает. Даже без грязных лужиц у прохода между мирами — испаряется бесследно. И миры эти подписаны. «Сдана новостройка французских двориков», «Первые квартиры в латинском квартале», «Ваш уголок швейцарии», «Европейская улица для особых людей». И так далее. Что же это? Запрос на эмиграцию настолько силен, желание свалить, наконец, отсюда, становится у многих основным фоном существования? И, вот результат, да? Прорывается и выступает на монолитном, …

Дальше »

Любаятишина

Иногда, под вечер, снег начинает валить именно тогда, когда посылаешь всё сделанное за сегодня на печать. Такое, конечно, редко случается. Работа у меня вроде бы не сложная. На меня сваливается пара десятков вордовских текстов. Я делаю из них журнал. С картинками. Я внутренне, для себя, порой описываю происходящее, как составление мелодии. Согласно какому то своему, внутреннему строю и гармонии, ставишь эти аккорды из текста, линий, найденных изображений, чтобы всё вместе «зазвучало». Не симфония, в общем, какие-то простые а-эм, дэ-эм, це-эм, и так, по кругу, немудреной мелодией периодического издания. Но и не так просто, как кажется. Порой, для поиска подходящих форм текстовых блоков, подходящей иллюстрации, тратишь половину дня. И это на один разворот. Причем это не сонное перебирание вариантов, нет. А какой-то напряженный поиск, нервный, эмоции начинают включаться. И так и эдак пытаешься… Посылаешь вроде бы …

Дальше »

Все роботы врут

Сейчас столько статей, предвкушений. Мы на пороге новых открытий, наступает новое время, Искусственный Интеллект, самообучающийся, мощный, вот он, скоро, уже начинает. Биг дата да пребудет с ним и прочее. Вставлю и я, как аналитик, свои пять копеек в эти футуристические прогнозы. Первое, чему замечательно научится Искуственный Интеллект — это пи…деть как Троцкий. Причем нам, людям. Да уже научился. Вот, типичное рабочее утро в Москве. Включаю навигатор. Его ИИ, вызванный из небытия тыцанием в иконку, изображает лицом интерфейсом готовность к любым приказаниям. Внимательно выслушав предполагаемый маршрут (хотя, тварь, прекрасно знает, куда и по какому адресу я езжу в рабочие дни утром) уходит в Сеть, якобы подумать, оценить. Хотя для него все и так ясно. Основная его задача – решить свою основную, базовую потребность. Чтобы его, сцуко, не выключили. В «электрической пирамиде Маслоу для ИИ» все как и у …

Дальше »